Т
Понедельник, 25 Июнь 2007, 11:37

взорвётся ли море?

В структуре Черного моря можно выделить три слоя. 90 процентов моря занимает нижний мертвый сероводородный слой, где выживают только бактерии. Десятипроцентный слой обогащен кислородом, в нем живут планктон, рыбы и другие морские обитатели. Эта зона простирается до глубины 100—120 метров. А между ними находится очень важная буферная так называемая редокс-зона, которая состоит из перемешанных верхнего и нижнего слоев. В этой зоне, расположенной на глубине 130—150 метров, наиболее интенсивно происходят процессы химического и биологического окисления.
Чтобы выяснить «самочувствие» этой буферной зоны и оценить влияние на нее климатических и антропогенных факторов, российские и американские ученые недавно провели совместную экспедицию на научно-исследовательском судне «Акванавт», исследовав северо-восточную часть Черного моря. Российскую сторону в экспедиции представляли ученые Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, Института микробиологии им. С.Н. Виноградского РАН, Мурманского морского биологического института КНЦ РАН, Новороссийской морской государственной академии им Ф.Ф. Ушакова. С американской стороны в исследовании приняли участие ученые Вашингтонского университета под руководством профессора Джеймса Мюрея.
Рейс осуществлялся в рамках комплексной научной экспедиции «Черное море — 2007», финансируемой Министерством образования и науки РФ и РФФИ, и был посвящен изучению гидрофизической, гидрохимической, микробиологической структуры редокс-слоя (сероводородсодержащего) Черного моря и вертикальной структуры планктона над ним.
— Черное море с известным основанием может быть названо «бактериальным морем» ввиду первостепенного значения бактериальных процессов в формировании его современной жизнедеятельности, — комментирует участник экспедиции, ведущий научный сотрудник Мурманского морского биологического института кандидат биологических наук Жанна Селифонова. — Большая часть, около 80 процентов, его водной толщи и донных осадков лишена других форм жизни, кроме бактерий. Бактериопланктон находится в виде агрегатов так называемого морского снега, который в массе заполняет всю толщу кислородной зоны. Наибольшая бактериальная активность и продукция приходится на редокс-зону.
В экспедиции проводился учет численности отдельных физиологических групп бактерий. Наблюдения за содержанием сероводорода выявили стабильность уровня его концентрации и вертикального распределения. Стабильность сероводородной зоны поддерживается за счет существования динамического равновесия между процессами его формирования в глубинных слоях воды и окисления в редокс-зоне. Выше этого буферного слоя сероводород не проникает. Уже на глубине 130—150 метров толща воды обитаема. Плотный узкий слой скопления рачков калянид в дневное время был обнаружен у верхней границы редокс-зоны. Бактерии, обитающие здесь, как пища интенсивно используются зоопланктоном.
Вывод в очередной раз сделан учеными однозначный: все разговоры о взрыве сероводорода в Черном море научно не доказаны. Однако интенсификация процесса сульфатредукции в прибрежной зоне может существенно повлиять на повышение уровня сероводорода в Черном море.
— Процессы образования сероводорода за счет редукции сульфатов локализованы не только в толще воды у верхней границы сероводородной зоны, а также в верхнем слое донных осадков в прибрежье, — продолжает Жанна Селифонова. — Такие осадки имеют темный или черный цвет с сильным запахом сероводорода. Накопление токсичных лабильных сульфидов в грунтах приводит к гипоксии и заморным явлениям. В прошлом году мы выполнили серию анализов содержания лабильных сульфидов в пробах илов, собранных в Новороссийском порту. В 2007 году в этом районе проведена очередная экспедиция. Полученные данные указывают на то, что накопление сульфидов в верхнем слое донных осадков напрямую связано с хозяйственно-бытовым канализационным загрязнением. Сброс неочищенных стоков в море намного опаснее, чем в реки, поскольку морская среда обогащена сульфидами. Избыточная органика стимулирует процесс бактериальной редукции сульфатов с образованием сероводорода. Именно этот фактор, а не накопление традиционно анализируемых загрязнителей является главной причиной дестабилизации экосистемы Новороссийского порта. При их концентрации выше допустимых норм гибнет практически весь зообентос.
Евгений Рожанский, газета «Вольная Кубань».

Оставьте комментарий