Т
Пятница, 23 Ноябрь 2007, 1:23

трагедия в Керченском проливе…

11—13 ноября 2007 года в обычно спокойном и при этом самом мелководном в мире Азовском море разразился невиданный шторм. Ветер со скоростью свыше 30 м/сек поднял пятиметровые волны, которые как щепки швыряли большегрузные суда. Стихия застала в Керченском проливе около 60 кораблей, в том числе крупные нефтеналивные танкеры, некоторые из них были повреждены или пошли ко дну. К сожалению, не удалось избежать человеческих жертв. Ураганный ветер нанес значительные повреждения и ряду построек в прибрежных населенных пунктах. А из-за разлива нефти был нанесен неисчислимый ущерб экологии Азово-Черноморского региона.

— Прежде всего, не могли бы вы, Георгий Александрович, рассказать читателям об особенностях ветрового режима в нашем крае и о том, какие из этих ветров представляют наибольшую опасность? Думаю, с учетом минувших трагических событий эта информация будет интересна читателям.

— Принято считать, что ветер со скоростью более 15 м/сек уже относится к числу опасных явлений погоды. Среднее число дней с сильным ветром изменяется по территории нашего края от 15 до 30, причем большее из них число наблюдается на побережье Азовского и северной части Черного морей, на открытых, вдающихся в море мысах, на возвышенных местах, а также на северо-востоке и востоке края — в Белоглинском, Новопокровском, Кавказском и Новокубанском районах, в так называемом Армавирском коридоре — до 35—60 дней за год. В отдельные годы максимальное число сильных ветров достигает здесь 80—100 дней.

При этом преобладающими являются ветры восточной составляющей; зимой они относительно холодные, а в весенне-летний период носят суховейный характер. В отдельные годы (1892, 1928, 1969, 1972) усиление восточных ветров приводило к возникновению катастрофических пыльных (черных) бурь на равнинной территории края (1891, 1892, 1960, 1969 гг.). А на севере Черноморского побережья на участке Анапа — Новороссийск — Туапсе практически ежегодно наблюдаются сильные северо-восточные ветры со скоростью от 15 до 40 м/сек и выше, известные под названием новороссийская бора (1848, 1899, 1963 гг.). При этом максимум ветров отмечен на Маркотхском перевале близ Новороссийска (до 141 дня в году, при максимальной скорости в феврале до 67 м/сек, а в декабре даже до 80 м/сек). В свою очередь, сильные и устойчивые ветры западных румбов способствуют катастрофическим нагонным наводнениям морских вод на восточном побережье Азовского моря (1739, 1914, 1969 гг.).

— Были ли на Кубани подобные нынешней, в Керченском проливе, катастрофические бури?

— Были, и не раз. И не просто ураганные ветры, а и снежные бури, и обрушивающиеся с Маркотхского перевала на Новороссийск ураганы, и бури с ливнями и градом, и черные бури, и затапливающие огромные территории Приазовья нагонные наводнения. Вот только несколько примеров из нашего «досье» кубанской погоды.

1892 г. Как сообщают архивные источники, весной этого года было «…грандиозное бедствие на юге России; на Украине сугробы пыли достигали 3 м. Пыль, поднятая ветром на Севером Кавказе, распространилась до Балтийского моря».

1960 г. В марте черная буря нанесла значительный ущерб народному хозяйству не только на Кубани, но и на обширной территории юго-востока России. В районе Армавира — Отрадной — Невинномысска из-за ураганных ветров происходило сдувание не только верхнего слоя почвы, семян и растений, но была затронута и материнская порода, что привело к образованию ям глубиной 1—1,5 м и длиной до 10 м. У лесных полос мощность наносов составляла в длину 45—60 м, причем высота пыли достигала 3—4 м.

1969 г., январь — май. Эта черная буря нанесла наибольший ущерб народному хозяйству Кубани за последние 150—200 лет. Максимальная скорость ветра достигала 25—30 м/сек, с порывами местами до 50 м/сек. В этот год, по оценке специалистов, на Кубани был сорван слой чернозема на глубину до 10 см с площади около 2 млн. гектаров. Пыль, поднятая ветром на Северо-Западном Кавказе, достигла западных границ бывшего СССР.

Не меньший ущерб наносят и сильные ветры, низвергающиеся с Маркотхского перевала, — новороссийская бора.

1899 г., 17—21 декабря. Источники сообщают о «катастрофическом ледяном шторме, произведенном борой в Новороссийске». Низкие температуры воздуха (до –17оС) в сочетании с ураганным ветром северо-восточных румбов вызвали сильное обледенение и гибель многих судов в бухте; все здания на набережной, по свидетельству очевидцев, покрылись ледяной коркой толщиной до 2 м.

1963 г., 21—25 января. Эта бора — одна из сильнейших за последние 150—200 лет. Снегопады, метели, ураганный ветер до 40 м/сек и больше нанесли значительный ущерб Новороссийску. Высота снежного покрова достигала 2—3 м. Прекратились грузовые операции в порту и движение городского транспорта, остановились все цементные заводы, набережная покрылась толстым слоем льда. Сильному обледенению подверглись морские суда, некоторые из них были выброшены на берег или потонули.

— Вы упомянули вызванные сильными ветрами нагонные наводнения. Эта тема весьма актуальна для жителей Восточного Приазовья…

— Да, вы правы. Вот примеры только двух стихийных бедствий.

1914 г., 14 марта. В этот день отмечено исключительное по своим масштабам и причиненному ущербу нагонное наводнение, охватившее практически все восточное побережье Азовского моря от Таманского полуострова до Ростова-на-Дону. По свидетельству очевидцев, «почти все прибрежные населенные пункты от Темрюка до устья Дона, а также все рыбные заводы и полотно железной дороги оказались затопленными вследствие повышения уровня воды у берегов моря на 3 м. Масса судов была разбита. Погибло около трех тысяч человек; на Ачуевской косе, где расположено до 100 рыбных и консервных заводов, разрушено все. Здесь было наибольшее количество жертв…».

1969 г., 28—29 октября. Это стихийное бедствие еще свежо в памяти старожилов. 28 октября при северо-западном ветре скоростью 35 м/сек на кубанском побережье Азовского моря произошло одно из сильнейших за последние 150 лет наводнений. Вследствие быстрой смены юго-восточных ветров на северо-западные перепад уровней Азовского моря составил 4—5 м. У Темрюка уровень воды поднялся на два метра выше предштормового, волна нагона распространилась по рукавам реки Кубани вверх на 70 км. За счет разлившейся нефти, попавшей в нерестовые ахтарские, курчанские, куликовские, жестерские и сладковские лиманы, нанесен значительный ущерб рыбному хозяйству.

— Да, впечатляющий перечень… Но трагические события 11—13 ноября этого года во многом выходят за его рамки. Не могли бы вы немного подробнее остановиться на их особенностях?

— Прежде всего хотелось бы напомнить хронику этих трагических событий. Рано утром 11 ноября пришедший с юго-запада мощный циклон вызвал небывалый шторм над Азовским и северной частью Черного моря; скорость ветра достигала 35 м/сек. Наиболее сильный удар стихии обрушился на акваторию Керченского пролива, где в то время находилось около 60 судов. В связи с резким ухудшением погоды 50 судов были выведены из порта Кавказ в более безопасные районы. Тем не менее только за один этот день здесь потерпело крушение более десятка судов, несколько человек погибли, а 19 пропали без вести. Не случайно кубанские спасатели назвали это воскресенье «черным»…

Немалый ущерб нанесла буря и прибрежным постройкам. Разрушены дома частного сектора в Кабардинке, а также в Сочи. Жителям Имеретинки пришлось спасаться бегством в ночь с воскресения на понедельник. Шторм разыгрался такой, что небольшие одноэтажные дома на улице Голубой, которые находились в 50 м от моря, попросту накрывало водой.

В Темрюкском районе от сильного ветра пострадало 17 зданий, в том числе школы и детские сады. 100-метровый оползень разрушил несколько домов. На хуторе Садки, как сообщают спасатели Приморско-Ахтарского района, прогнозировалась нагонная волна, она могла бы смыть все со своего пути. Буквально на чемоданах ночевали 1200 человек, готовых к эвакуации. Но, к счастью, обошлось. Разгулявшаяся стихия остановилась в нескольких километрах от населенного пункта. Оказалась затопленной Морозовская коса, но всех отдыхающих и их автомобили удалось вовремя эвакуировать.

— Были ли предупреждения о грядущем шторме? Есть же у нас гидрометслужба, другие природоохранные органы, МЧС, наконец…

— Как раз метеослужба сработала четко. Оказывается — и это подтверждается многими источниками, — штормовое предупреждение на все корабли, пришвартованные на Азово-Черноморском побережье, было передано своевременно, еще в субботу. Другое дело, что опять сработало наше пресловутое авось. «Руководство сказало нам не обращать внимания на это сообщение, — вспоминает моторист судна «Ковель» Сергей Баринов. — Работали в обычном режиме (обратите внимание. — Авт.). Но уже в 4 часа утра в воскресенье поднялись такие огромные волны, что на палубе невозможно было находиться. Наше судно врезалось в затонувший «Вольногорск». Только после этого начальство передало на берег сигнал бедствия».

Об этом же сообщают ответственные работники Министерства транспорта России: «Это стопроцентно, что информация о погоде, о грядущем шторме передавалась на корабли. Ее знали и капитаны, и их начальство. Но как им поступать в такой ситуации — решают сами капитаны и судовладельцы…». А вот мнение адмирала ВМФ Ивана Васильева: «Все объясняется отсутствием дисциплины и ответственности и у судовладельцев, и у капитанов судов. Ведь наверняка было оповещение, что надвигается шторм. Но желание заработать деньги, сэкономить топливо, судя по всему, оказалось сильнее самих строгих инструкций». Но кроме чисто человеческого фактора не исключена возможность, что повреждение и гибель десятка судов только за один день вызваны их крайней изношенностью. Многие из этих кораблей, по словам председателя счетной палаты РФ Сергея Степашина, имеют почтенный возраст — 30—40 лет.

— Каковы, на ваш взгляд, экологические последствия этого стихийного бедствия?

— Выступая 12 ноября на заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям, глава администрации Краснодарского края А.Н. Ткачев особо подчеркнул: «Мы надеялись, что последствия будут не такими тяжелыми. Но ошиблись. Катастрофы подобного масштаба на Кубани не было никогда. В Азовское море вылилось 1200 т нефтепродуктов (в последующие дни эта цифра возросла вдвое. — Авт.). Для экологии края это немыслимо. На ликвидацию последствий уйдет не один год…».

В настоящее время в Керченском проливе запрещен вылов рыбы — как промысловым судам, так и рыбакам с берега. Общий ущерб рыболовству, по данным руководителя регионального отделения «Российский Кавказ» Олега Царука, составляет 3,6 млрд. рублей.

О серьезнейшей экологической угрозе региону размышляет руководитель краевого Росприроднадзора Сергей Величко: «Неизвестно, сколько мазута затонуло. Глубина там всего 4 м, так что скоро все это даст о себе знать. Сейчас необходимо поставить 5 тысяч боновых заграждений, которые будут собирать нефтепродукты. Есть опасность, что если они пролежат там до лета, то начнется процесс растворения. Страшно еще и то, что зона нереста рыбы вся в мазуте. Нефтью пропитались ракушка и почва, а это просто беда».

Объективности ради следует сказать, что меры по локализации и нейтрализации нефтяных пятен стали предпринимать сразу же, как стихло сильное волнение. Устанавливаются специальные нефтесборочные заграждения, работают суда-нефтесборщики. Тысячи добровольцев принимают участие в очистке берегов от нефтепродуктов, спасают погибающих птиц. Только в один день, 15 ноября, в зону бедствия прибыло около тысячи волонтеров — студентов из кубанских вузов, которые вручную собирают пропитанную нефтью береговую ракушку и отправляют ее на специальный полигон для утилизации.

Но тем не менее угроза экосистеме восточного побережья Азовского моря сохраняется, и нешуточная. По мнению ведущего кубанского зоолога Мурата Емтыля, «…вся живность, которая обитает в Азовском море и на берегу, пострадает. Если не сейчас, пока жизни планктона ничего не угрожает, большинство организмов попрятались или впали в спячку, то с наступлением весны может погибнуть все живое вокруг». По мнению заместителя руководителя Росприроднадзора Олега Митволя, кардинально решить проблему с полной очисткой акватории Азовского моря от нефтепродуктов может строительство дамбы в Керченском проливе. При этом он считает, что «последствия разлива нефтепродуктов будут ликвидировать в лучшем случае несколько месяцев. А если из-за болтанки они опустятся на дно, восстановление нарушенной экологии может растянуться и на годы». Так что почивать на лаврах еще рано…

Беседовал В. Григорьев.

Оставьте комментарий