П
Четверг, 31 Май 2007, 2:53

Сохранить лицо

Вчера, во второй половине дня, мне передали, что я должен отказаться от своей собственности — земельного участка и здания, стоящего на нём. Передали некие люди, которые представляют интересы нового руководителя района — точнее, до выборов, он пока "и.о.". А утром того же дня я нашёл перед домом муляж взрывного устройства — в трёх метрах от калитки, на том месте, где обычно ставлю машину. Случайно уронить его там некому. Лаконичный жест. 

Эти два обстоятельства в совокупности не оставляют мне шансов. Когда произойдёт следующая акция устрашения — сказать сложно. С одной стороны — этот вопрос им лучше решить до выборов — поскольку их кандидат может проиграть и тогда придётся временно отступать. С другой стороны — лишний шум в ходе компании может изрядно помешать. Покушение на директора и владельца телевидения — хороший материал для любой прессы. Вобщем, что взбредёт им в головы — неизвестно. Но "ломать" будут.

Попытался сосчитать — которая по счёту эта стая — получается, вроде, пятая. Не считая отдельных "авторитетов", которые просто заявляли — "я его посажу", "пусть уезжает", "ему п….ц". Все стаи отстали, всех авторитетов пережил. Но эти опаснее. У них много денег. Людей они считаю либо инструментом, либо помехой. Я зачислен во вторые. Моё единственное преимущество — голова. Пока её не проломили ржавой арматурой.

Насчёт арматуры — вполне резонно посчитать преувеличением. Если не вспоминать, что так было, например, с начальником таможни — которого "поломали" у дверей собственной квартиры, в подъезде пятиэтажного дома, в шесть часов вечера. Или с пятидесятилетним директором крупной ведомственной базы отдыха — когда тот гулял тихим вечером по центральной улице. Всего таких случаев в нашем курортном городке можно насчитать более двух десятков. На милицейском жаргоне — все они "глухари".

Интересно, что человек, возглавляющий нынешнюю кампанию против моей "персоны", был лично со мной знаком. Хотя вряд ли об этом помнит. Обстоятельства знакомства таковы, что необходимо остановиться на них подробно. Пристальный взгляд в прошлое вообще часто помогает правильнее оценить настоящее.

Четыре года назад из предвыборной гонки был исключён прежний глава района. Снят бесцеремонно, без каких-либо особых уговоров. Оставим "за кадром" его ошибки, которые привели к поражению. Пока оставим. Сейчас речь не об этом.

Бывшему главе заботливо создали некий отдел от краевой администрации, что бы подсластить пилюлю. Через год эта структура была расформирована. Как человек деятельный, и, в большой степени, "отравленный" властью, он не мог мириться со статусом отставника. И, не скрывая надежд на возвращение в привычное кресло, начал претворять в жизнь различные бизнес-проекты. Стоили они дорого, но я никогда не задумывался, откуда берутся деньги на столь масштабные идеи, как например, некий завод по производству чего-то там.

Однако в то время с бывшим главой мы общались часто и, в некоторой степени, откровенно. Я вообще всегда с пониманием относился к своим оппонентам во власти, которые эту власть внезапно утрачивали. Они на глазах перерождались, превращаясь в обычных, неплохих в общем-то людей. Словно шелуха облетала.

Вот и с ним в то время было просто интересно поговорить. Его амбиции меня не интересовали. От всех предложений совместной деятельности я вежливо отказывался. Пока не "клюнул жареный петух". Мне понадобились деньги. Вот для чего.

За год до описываемых событий, в разгар травли очередной "стаей", сожгли мой автомобиль. Надёжный, простой и любимый. "Индейцы" действовали спокойно и безбоязненно. Акция произошла в десять часов вечера, в центре города, рядом с освещённым входом в офис. Я долго искал замену, решив что мне нужен точно такой — а машина была очень редкая. А когда нашёл, в Москве, через Интернет — денег катастрофически не хватало. И — бес меня попутал — я пошёл к "бывшему".

Он немедленно согласился мне помочь. Однако, оказалось что мне нужно поехать в Москву, чтобы привезти оттуда моему кредитору очень крупную сумму. Из этой суммы я мог взять искомые средства, осуществить покупку и вернуться "своим ходом" домой. Излишне упоминать о риске, которым вся эта затея сопровождалась. За те деньги, что мне требовалось перевезти, убить могли примерно десять раз. Не задумываясь. Причём о гонораре за работу речи не велось. И деньги мною брались всего на четыре месяца, да ещё и под стандартный процент. С холодком в районе позвоночника, я купил билет на самолёт, и, на всякий случай, "подбил" все свои дела перед отъездом.

"Явочный" телефон в Москве ответил сразу. Встреча переносилась несколько раз. Голос в трубке был располагающим, фразы — корректными, общий тон — уважительным. Всякий раз после разговора я думал — вероятно, именно этот человек и сдаст меня со всей суммой дорожным разбойникам. И закопают меня вместе с машиной где нибудь за МКАДом. Причём, ясный пень, рыть придётся самому. Оттого становилось ещё более грустно.

В конце концов встреча состоялась. В центре Москвы, в ресторанчике, который любой деталью свидетельствовал о хорошем вкусе посетителей. Собеседник имел два мобильных телефона, цепкий взгляд и безупречные манеры. Внешность профессионального разведчика располагала к разговору, который продлился около двух часов. Я отвечал на вопросы, он слушал ответы. Одна трубка, как мне показалось, работала только на Кремль. Ну, как минимум, на кабинет министров.

Сфера интересов "разведчика" простиралась от расписания работы ларьков до деятельности морского порта — разумеется, в пределах района, в котором я жил. Не единожды расспросы касались и деятельности отставного главы — в том числе и его ошибок, сделанных во власти. Мне не совсем понятен тогда был этот "ласковый допрос", а завершение разговора окончательно сбило с толку.

Никаких денег я ему не дам — слова собеседника прозвучали буднично и просто. Он извинился за поспешность своего партнёра и мы распрощались. В совершеннейшем недоумении я прилетел домой. Довольно долго не мог встретиться с моим "работодателем". А когда встретился — услышал невнятную нелепицу о недоразумении, ошибке и прочих "нескладухах". Поездка обошлась мне в 14 000 рублей и неделю времени. С тех самых пор и по сей день с "бывшим" мы не общались.

Каково же было моё удивление… Когда неделю назад я узнал, что отказа от собственности от меня требует тот самый московский "разведчик"… Причём — без вариантов! Вполне здравомыслящий, успешный и умный человек, сидевший передо мной в столичном ресторане. Который, кроме всего прочего, расспрашивал меня и о моих проблемах — весьма сочуственным, кстати, манером. О взрывах, поджогах, слежке, сыне, попавшем в сомнительную автоаварию. О работе и досуге. О том, как удаётся терпеть весь этот "пресс". И на тебе — пусть откажется! Теперь я пишу эти строки, зная что каждый мой шаг может стать последним.

И ведь главная неожиданность — не в том, что это именно он. За два десятилетия непрерывной войны я привык ждать удара от любого человека. Озадачивает посыл. Моя собственность для людей такого уровня — мелочь на сигареты. Их интересы сегодня — поставить на должность главы района своего человека. Кстати, того самого, который "бывший" — он действительно вернулся и месяц тому назад стал исполняющим обязанности руководителя районной администрации. Оказалось, крепок настолько, что нокаут пошёл лишь на пользу. Теперь он "один битый", за которого как известно много дают. Однако, задача перед ними стоит сложнейшая — и им явно не до меня. Впереди выборы.

А отобрать имущество хочет один из моих вечных оппонентов, типичный "камышовый" житель, который за пять лет сменил уже чёрт знает сколько крыш. Он жаловался на меня одним бандитам, другим, милиции, прокуратуре и ФСБ. Совсем недавно водил дружбу как раз с заклятыми врагами нынешней районнной власти. Мог сказать чиновнику в кабинете — подумай, у тебя ведь дочь растёт. Писал обо мне в краевую прокуратуру забавные истории — о том, как я подчинил своим интересам районную власть и правоохранительные органы. Пытался давить на арбитражный суд. Устраивал у себя дома милицейские засады, боясь моего посещения.

До сих пор помню, как через час после поджога моей машины, мне позвонили добрые люди. Решили предупредить, что мстить прямо сейчас не стОит — не горячись, тебя там ждут. Момент немного забавный — стоять у обугленного автомобиля и осознавать, что кто-то рядом трясётся от страха, ожидая твоего визита. Поневоле вспомнишь что-нибудь типа "Рэмбо: первая кровь".

Последний демарш этого "вечного ябеды" состоялся чуть более месяца назад. Он пришёл к руководителю конторы по регистрации прав собственности — та которая в системе министерства юстиции — и заявил просто и прямо — переоформляй всё на меня, землю и здание, иначе работать не будешь.

Вот так. В тот момент я заподозрил, что парень нашёл новую крышу. Подумал и забыл. Оказалось — верно. Да ещё какую серьёзную. Но хоть убейте меня — наверное, зря я так говорю — не могу понять тех, кто сегодня решил мною заняться. Странные люди.

Конечно, я разберусь в этой коллизии. Если успею… Вместе с тем, в последнее время ощутимо мешают нервы. Вчера читал историю простого американца, которого разорили могущественные соседи — им мешал его бизнес, а он не сдавался. В конце концов обшил бульдозер бронёй и разворотил полгорода. Его не могли остановить, пока он не застрелился. И я вдруг поймал себя на мысли, что подсчитываю — во сколько мне обойдётся бульдозер и его подготовка. Совершенно спокойно. Допекли.

Каждую главу этой книги я дописываю в странном состоянии. Сейчас мне нужно выйти и сесть в автомобиль. Когда ключ поворачивается в замке зажигания — я жду взрыва. Инстинктивно человеку свойственно защищать от удара самые важные места. Так и я — когда заводится двигатель — чуть отклоняю голову назад и отворачиваюсь. Потому что взрыв будет впереди, с водительской стороны. Почему отворочиваюсь? Хочется сохранить лицо.

Продолжение следует. Или мне так кажется…

впервые опубликовано 19 марта 2006 года
автор Сергей Шинкарев

Оставьте комментарий